English version
 
 
   
 
   

Уральское
научно-производственное
предприятие
"Альтаим"

Телефоны:
+7 (343) 372-20-64
+7 (922) 209-20-64 (мобильн.)

Отдел развития:
7 (950) 1961452 (мобильн.)

E-mail: kai@rofes.ru

 
   

ЗДОРОВЬЕ.RU

Помогите!

Каталог

каталог

Союз

Meddesk.ru

MEDdoska

Русмед

 
   

Суицидологическая помощь. Телефон доверия. Кризисные кабинеты и стационары

Контрольная работа

Корнюхина К.А,
Гуманитарный универститет
Факультет социальной психологии
г.Екатеринбург

  1. Понятие суицида.
  2. Определение основных эпидемиологических показателей суицидов на примере Томской области и исторический экскурс.
  3. Типологизация суициндентов - клинико-нозологическая дифференциация больных с суицидами и суицидальными попытками по данным психоневрологического диспансера, кабинета психотерапевтической помощи, а также находящихся в условиях "кризисной интервенции".
  4. Анализ психических состояний и основных тем проблем, особенностей половозрастной обращаемости абонентов по материалам "Телефона Доверия", находящихся в первичном или повторном контактах с телефонным психотерапевтом.
  5. Определение факторов риска суицидального поведения, регистрируемые в разлитых звеньях суицидологическй службы межведомственной структуры и в рамках традиционной психиатрической помощи населению.
  6. Пример клинико-социальных основ организации суицидологической службы, структурные и функциональные уровни ее взаимодействий.
  7. Выводы по вопросу формирования суицидного поведения и дифференциации групп лиц суицидального риска.
  8. Метод определения суицидального настроя личности по данным электрофизиологических характеристик организма человека.
  9. Литература.

Суицид

акт самоубийства, совершаемый в состоянии сильного душевного расстройства либо под влиянием заболевания психического; осознанный акт самоустранения из жизни под воздействием острых психотравмирующих ситуаций, при которых собственная жизнь как высшая ценность теряет смысл.

Причины суицида многообразны и коренятся не только в личностных деформациях субъекта и психотравмирующей обстановке, но и в социально-экономической и нравственной организации общества.

Исторически проблема суицидов

рассматривалась во взаимосвязи с выраженными психическими заболеваниями или в социологическом и правоведческом аспектах (Бруханский Н.П., 1827, Бехтерев В.М„ 1914; Гвоэдч" И.М., 1888; Гернвт М.М., 1822; Дюркгейм 3., 1912; Кони Д.Ф., 1923; Eequirol, 1838 и др.), В отечественной психиатрии современного периода концепция суицида была разработана А.Г Амбрумовой (1974). Согласно этой точки зрения причиной суицидального поведения являются конфликты и утраты в высокозначимой для личности сфере, приводящие к социально-психологической дезадаптации. Различные аспекты данной социально-психологической теории и ее организационное воплощение получили отражение в методических трудах и работах Всесоюзного (Российского) научно-методического суицидологического центра (НМСЦ) МНИИ психиатрии МЗ. Необходимо отметить, что по данным НМСЦ около 30% лиц с суицидальным поведением имеют выраженные психические расстройства (Амбрумова А Г. Тихоненко В.И., 1978). Эти работы имели большое значение для формирования основ организации трехзвеньевой системы суицидологической службы и зкстрамурального ее расположения.

Следует отметить, что внедиспансерная организация специализированной суицидологической службы сталкивалась с определенными сложностями из-за доминирующей социально-детерминистской идеологии существующей в обществе, а также в связи с преобладанием в бытовом сознании традиционной культуре, религии и философии негативных представлений о самоубийцах (Бердяев П., 1992). Вместе с тем, если самоубийство в социальном смысле толкает на тот же путь других лиц и создает психологическую атмосферу разложения и упадка, то превенция суицида, помощь в острый период и его поственция играют гуманную роль в обществе, сохраняя человеческую жизнь и осуществляя профилактику депрессивных реакций у родственников, реабилитацию суицидента в микросоциальных группах. В конечном счете, уровень суицидов в государстве отражает национальное здоровье, культуру и социально-экономический статус общества.

В последние годы в связи с глубоким реформированием и переустройством всей государственной системы, ростом аддиктивного поведений, саморазрушающегося поведения, увеличением социально-стрессовых расстройств, пролонгированных кризисных состояний вопросы суицидологии, в ряду других социально-значимых проблем для общества, выдвинулись по своей актуальности на первый план.

Современные зарубежные исследования, выполненные в рамках специальных программ, показывают, что суициды более интимно связаны с депрессией, чем это представлялось ранее (Оудсхоорн Д.Н., 1993; Montano C.B., 1994; Rutz W., Knowing L, Wallnger J., 1985). Имеются работы, указывающие на низкие показатели серотонина в спинномозговой жидкости, которые, кроме ассоциированности с депрессией, могут являться предикторами неконтролируемого поведения, саморазрушающего поведения и агрессии. (Gildney, 1985). В.Рутц (1995) регистрируя связь между суицидами и депрессией, подчеркивает рост суицидального поведения в Восточной Европе, которое возникает из-за утраты идентичности личности, ее беспомощности и бесперспективности существования в условиях изменения общественного уклада жизни. Всемирная медицинская ассоциация фиксирует внимание психиатров и суицидологов на том, что за последние 50 лет произошло изменение причин подростковой смертности со сдвигом показателей естественной смертности к насильственной. (Положение 43-й Всемирной медицинской ассамблеи, 1991).

В данной работе, на примере Томской области рассмотрено комплексное изучение конституционально-биологических и социально-средовых факторов риска суицидального поведения на разном уровне обращаемости и регистрации ("Телефон Доверия", кабинет социально-психотерапевтической помощи, психоневрологический диспансер и стационарные койки "кризисной интервенции" в условиях специализации по аффективной патологии отделения). Полученные материалы отражают своеобразный срез состояния данной проблемы для районов России, подобных Томской области – промышленный район, низкая плотность населения. К данным районам может быть отнесён Уральский регион и в частности, Свердловская область.

Впервые в Восточном регионе Российской Федерации показаны эпохальные тенденции в распространенности суицидов и эпидемиологические данные суицидального поведения за десятилетний период конца двадцатого столетия. Выявлено, что оптимально функционирующая суицидологическая служба, включенная своим экстрамуральным звеном в систему учреждений социальной защиты населения среднего по численности сибирского города, может положительно влиять на годовой показатель численности суицидов. Впервые показано, что в районах области за период постоянного ухудшения социально-экономической защиты и медико-санитарной помощи населения отмечается экспоненциальный рост суицидов. Обоснована и внедрена межведомственная система суицидологической помощи в рамках общей стратегии развития социальной и психиатрической помощи населению. Выделена группа риска суицидального поведения и определены организационные основы превенции суицидов.

Клинико-психопатологическое, клинико-динамическое и катамнестическое исследования проводились в отделении аффективных состояний с койками кризисной интервенции для суицидальных пациентов в НИИ психического здоровья Томского научного центра СО РАМН и в кабинете социально-психотерапевтической помощи (КСПП) областного территориального центра социальной защиты. Эпидемиологические данные по распространенности суицидов в Томской области получены по материалам бюро Загса и анализа суицидов с1965 по 1995 годы по материалам архивной документации психо-неврологического диспансера Томской областной психиатрической больницы.

Исторический аспект суицидов, их численность с 1881 по 1890 годы была оценена по анализу Томской прессы за данное десятилетие и справочнику ("Город Томск"; Томск-1912). За 10-летний период с 1881 по 1890 годы в Томске наблюдалось 49 случаев самоубийств, что составило 9,0% от общей численности случаев смертности. Из них 19 женщин и 30 мужчин в возрасте от 17 до 30 лет. Женщины, как и в современный период, отдавали предпочтение приему ядов, серных спичек и лекарственных препаратов, мужчины совершали тяжелые суициды с использованием огнестрельного оружия, самоповешения и ножевых ранений. Как показывают эти данные в сопоставлении с современными представлениями о различиях в частотах суицидов в связи с фактором полового диморфизма и способами совершения самоубийств они носят неизменный характер в эпохальной тенденции (Амбрумова А.Г., Постовалова Л.И., 1991).

Анализ обращений на "Телефон Доверия" проводился с 1991 по 1993 годы. За данный период отмечалось 7581 звонков без учета немых, ошибочных и хулиганских. Из них 3365 принадлежало мужчинам и 4196 - женщинам. Половозрастной анализ психического состояния и проблем обращающихся абонентов проведен на материале 1800 звонков. Показаниями к направлению телефонного абонента в КСПП помимо острых реакций на стресс и явно определяемых по "Телефону Доверия" хронических психических расстройств были клинико-психологические критерии пролонгированного кризисного состояния, разработанные НА.Корнетовым (1993). При наличии 3-х из нижеперечисленных критериев психотерапевтическая помощь оказывалась в КСПП, наличие 5 характеристик затяжного кризисного состояния являлось показанием к стационарной кризисной интервенции на специализированные койки отделения аффективных состояний. Перечислим данные критерии:

  • психические напряжение, окрашенное сниженным настроением и характеризующееся усилением раздражительности, обидчивости, тревожности;
  • повышенная утомляемость, сопровождающаяся чувством общего дискомфорта, снижением тонуса и удовольствия от обычной приятной деятельности, уменьшением двигательной активности;
  • заострение личностных черт, ухудшающих отношения с окружающими (вспыльчивость, неуравновешенность, злопамятность, застреваемоеть, эгоистичность, пугливость, демонстративность, замкнутость);
  • изменение мироощущения с возникновением односторонней мрачной окраски мировоззрения, суждений и оценок, препятствующих инструктивной деятельности и продуктивному планированию жизни;
  • субъективно переживаемая или объективно определяемая дезорганизация привычного жизненного ритма со снижением мотивации разных видов деятельности;
  • навязчиво-принудительное стремление и фиксации формальной и неформальной информации в форме пассивности восприятия и эгоцентрической переработки, приводящее к ухудшению коммуникации и мвжличностных отношении;
  • возникновение аддиктивного поведения, включающегося в поисках душевного комфорта путем изменения психического состояния с помощью наркотических веществ (алкоголь, наркотики, бензодиазепины) или психологических средств (психоделические переживания, магия, колдовство, экстрасенсорные воздействия, религиозное сектантство) с постепенным нарушением эмоциональных отношений и бегством от жизни;
  • изменение отношений к ценности жизни ео склонностью к агрессии, аутоаг-рессии, насилию, мотовству, распутству, антисоциальным действиям;
  • преходящее увеличение или уменьшение сна, аппетита, массы тела, сексуальной активности.

Самостоятельно через экстрамуральнов и кризисно-стационарное звено суицидологической службы клинически проведено и обследовано 310 человек. Первую основную группу составили 155 человек, впервые совершившие покушение на собственную жизнь и находящиеся в условиях стационарной "кризисной интервенции". Вторую основную группу, которая анализировалась ё сопоставлении с первой, составили лица, обратившиеся в КСПП в период с 1992 по 1994 гг. - 155 человек. Из них мужчин - 37, женщин –118 с суицидальными мыслями, намерениями и действиями. Возраст варьировал в диапазоне от 18 до 60 лет. Средний возраст ко времени выявления суицидального поведений составлял 37,2 +- 9,6 пет.

Для осуществления экспериментально-психологического обследования использовался Миннесотский многомерный личностный тест (МMPI) в варианте, адаптированном Л.Н.Собчик (1971). Этой методикой, предназначенной для клинического и качественного определения структурных компонентов личности, характерологических особенностей, типов реакций на стресс, адаптивных и компенсаторных возможностей и особенностей личности, удалось дополнить и уточнить ряд клинико-психологических аспектов переживания суицидентов.

Основываясь на данных материалах и методах исследования психиатров г. Томска в дальнейшем была проведена разработка организационной модели суицидологической помощи, включающей ее создание, апробирование и внедрение в качестве межведомственной модели неотложной антикризисной социально-психологической (суицидологической) службы для населения г. Томска и Томской области.

Эпидемиологические данные по суицидам в Российской Федерации в 1988 г. показали 24 самоубийства на 100 тыс. населения. В целом по стране наблюдается рост числа суицидальных попыток и завершенных суицидов, имеющих, впрочем, большую вариабельность для различных географических зон и территорий (Вроно Е.М., 1991). Город Томск и Томская область являются типичным промышленным регионом России с типичными проблемами. Изучение статистики самоубийств в этом регионе является модельной ситуацией для оценки тенденции в динамике численности самоубийств Уральско-Сибирского региона страны. С 1990 года, по мере развертывания звеньев суицидологической службы в городе Томске, параллельно отмечается тенденция, к снижению суицидов с 24,5 до 17,9 на 100 тыс. населения. Данный показатель удерживался в течение 2 лет, что совпадает во времени с развертыванием всей системы МНАСП(с)С. Последующее увеличение числа суицидов в Томске, no нашему мнению, связано с общими ухудшающимися социально-демографическими процессами и условиями жизни населения. Постоянный рост суицидов в районных центрах области свидетельствует о продолжающемся ухудшений экономических, социально-психологических и медико-санитарных показателей в сельских районах области.

Типологизация суицидентов

Возраст и пол.

Соотношение мужчин и женщин в основной группе, совершивших суицидальные попытки, было представлено соответственно 24 (20,0%) и 98 (80,0%). По материалам психоневрологического диспансера среди завершенных суицидов мужчин оказалось 93 (62,3%), а женщин - 35 (37,7%). В первом случае доминировала женская группа с незавершенными суицидальными попытками (p<0,001), во втором случае мужская группа с завершенными суицидами (р<0,001). Анализ возрастно-половой характеристики лиц, совершивших суицидальную попытку (данные кабинета социально-психотерапевтической помощи - КСПП) показывает доминирование мужчин в возрастной группе 20-29 лет (29,7%), а женщин в возрастной группе 30-40 лет (38.5%). В группе сопоставления отмечается преобладание мужчин, совершивших суицидальную попытку в возрастной период 20-29 (29,7%), а женщин -30-39 (35,5%). Суицидальные попытки и суициды наиболее часто совершаются независимо от пола в наиболее трудоспособном возрасте от 20 до 40 и от 30 до 40 лет соответственно.

Профессия.

Анализ профессиональной принадлежности лиц, совершивших суицидальные попытки показал, что наиболее часто они отмечаются у учащихся - 23,3%, педагогов, врачей, научных сотрудников - 15,8% и безработных -14,2% (наиболее социально уязвимые группы). Выявлено, что самым низким оказался процент (0,8%) у людей, занятых неквалифицированным трудом, имеющих неполное или среднее образование.

Семейные и микросоциальные факторы.

Особенности воспитания, тип семьи, факторы уязвимости в формировании личности рассматривались нами комплексно. Наиболее часто отмечались: неполная семья - 20 (16,7%); "опрокинутый" дом - 15 (12,5%); низкая удовлетворенность браком - 15 (12,5%); слабая социальная поддержка родственников и друзей - 15 (12,5 %); наличие 3 и более детей в доме -12 (10,0%); воспитание в интернате - 12 человек (10%); искусственное вскармливание - 10 (8,3%). Реже наблюдаются нежеланная беременность 4 (3,3%), отчим и мачеха в семье (соответственно 3; 2,5% и 2; 1,7%). По данным А.Е.Личко (1983,1985) дисгармоничные формы воспитания способствуют формированию и закреплению тех или иных акцентуацией характера, а нередко и являются причиной пато-характврологического развития личности.

Брачность.

Наибольшее число суицидентов составляют женатые и замужние - 63 (52,5%) и незамужних и неженатых - 36 (30%). Реже суицидальные попытки отмечаются у разведенных - 15 (12,5%) и вдовых - 6 (5,0%). Эти данные отражают популяционные закономерности брачного поведения, но все же следует отметить, что современные исследования показывают увеличение риска суицидальных действий в группе женатых во Франции, Италии, США (Постовалова Л.И,, 1983).

Наследственное отягощение.

Наследственная отягощенность по психическим заболеваниям была выявлена у 44 (37,1%) суицидентов без существенных различий по полу. Среди родственников первой степени родства преобладали алкоголизм и психопатии. Суицидальные действия отмечены в 3,3% случаев в восходящем поколении.

Соматотип.

Морфофенотип конституции оценивался соматоскопически во взаимосвязи с половым диморфизмом. У женщин совершивших суицидальную попытку преобладал инфантильно-грацильный тип телосложения - 47 (52,8%), по сравнению с мужчинами - 4 (12,9%) при р<0,001. У мужчин отмечаются иные частоты распределения соматотипов, чем у женщин в отношении атлетического, атлетико-диспластического и астенического соматотипов. Нормо-стенический и пикнический типы телосложения встречаются с равной вероятностью. Анализ типов пресуицидального периода показал их взаимосвязи с соматотипической принадлежностью больных и преморбидными особенностями личности. Аффективно-редуцированный тип с затяжным течением пресуицидального периода чаще отмечался при лекарственных отравлениях у лиц с астеническим соматотипом и преморбидно тормозимыми чертами (психастенические, астенические, шизоидные и гипотимные). Аффективно напряженный короткий пресуицидальный период был характерен при отравлениях и самоповешении у лиц с нормостеническим и атлетическим соматотипами, гипертимными и эпилептоидными особенностями личности. У личностей с истероидной и эмотивно-лабильной акцентуацией также выявлен короткий пресуицидальный период и преобладание отравлений, у эпилептоидных личностей - вскрытие вен.

Преморбидный склад личности.

Среди суицидентов наиболее часто встречались лица с эпилептоидными - 30 (25,0%), эмотивно-лабильными – 24 (20,0%) и истероидными чертами личности - 26 (22,0%). Значительно реже встречались психастенические, гипертимные и гипотимные личности.

Сравнительный анализ показал, что в первой группе доминировали отравления как среди мужчин (61,3%), так женщин (73,0%). На втором месте -самоповреждающие действия (вскрытие вен, самострелы, колото-рубленные раны) - преобладали мужчины (38,7%), женщины составили (12,5%). В противоположность этому, анализ способов суицидов по материалам ПНД ''оказывает достоверно значимое доминирование самоповешений и падений под транспорт (р<0,001) с равной вероятностью у мужчин и женщин (соответственно 54; 68,6% и 39; 70,9%). Эти данные находятся в соответствии с рядом отечественных исследований (Полов П.М., 1982; Амбрумова А.Г., Скибина Г.А., 1976). Таким образом, полученные результаты показывают необходимость комплексного рассмотрения условий формирования суицидального поведения, среди которых можно выделить наследственные; конституционально-биологические, социально-средовые и психопатологические факторы риска.

Анализ психического состояния и проблемных ситуаций по материалам "Телефона Доверия"

проводился в различных возрастных и половых группах согласно схеме периодизации жизни человека (Grimm G., 1967).

Максимальное количество обращений доминирует в возрастной группе от 16 до 19 лет как среди мужчин, так и среди женщин. Минимальное число обращений отмечается в возрасте старше 65 лет. Женщины в возрастной группе от 25 до 34 лет и от 35 до 44 лет обращаются чаще с семейными вопросами, личностными проблемами, что указывает на их большую активность в поисках внешней системы поддержки.

Следует отметить, что во всех возрастных группах отмечается значительная вариабельность сочетания актуального психического состояния и предъявляемой проблемы абонентами.

К вопросам по наиболее значимым проблемам в половом и онтогенетическом аспектах относятся межличностные, семейные и интимные проблемы, переживания одиночества и утраты. Их конкретное содержание и выражение в зависимости от возраста имеют определенные особенности. Наиболее актуальными являются нарушения отношений между родителями и подростком, педагогом и учеником, сверстниками, брачным партнером, половым партнером вне семьи, которые выражаются в конфликтах, изменах, разводах, разрывах интимной близости, утрате актуального близкого, одиночестве в пожилом возрасте. Графические данные отчетливо показывают, что межличностные отношения у лиц женского пола наиболее актуальны в возрастных нтервалах.12-13, 20-24 и после 40 лет. Для лиц мужского пола эта проблема наиболее актуальна в интервале 16-19 лет. Семейные взаимоотношения для мужчин значимы в раннем подростковом возрасте, и интимные - с 25 лет, с плавным, но незначительным снижением количества звонков после 55 лет.

Для женщин характерна аналогичная динамика звонков по данной проблеме с отчетливым максимумом в 35-44 года, а затем стабилизацией на уровне 20% от общего числа звонков в возрастных интервалах 46-54, 85-64 и свыше 65 лет. Переживания утраты и одиночества по данным обращаемости в "Телефон Доверия" начинают приобретать актуальность как у мужчин так и у женщин с 55 лет и более. Кризисные звонки с суицидальными мыслями наиболее часто встречаются в возрастном промежутке от 25 до 34 лат и составляют 8,5% от общего числа телефонных коммуникаций. Наиболее частое сочетание суицидальных мыслей отмечается с аффективным напряжением и семейной проблемой.

Клинико-нозологическая дифференциация больных, совершивших суицид и суицидальные попытки, достоверно различается по диагностическим рубрикам органического поражения ЦНС в сторону большей частоты его встречаемости при суицидах чем при незавершенных суицидальных действиях (соответственно 26; 17,8 и 2; 1,7% при р<0,001). В противоположность этому, суицидальные попытки преобладают при психогенных депрессиях, кратковременных депрессивных реакциях и неврозах, чем суициды (88; 73,3 и 3; 2,0% при р<0,001). В целом, среди больных совершивших суицид шизофрения диагностирована в 70 (47,2%) случаях, маниакально-депрессивная болезнь - 0; инволюционная депрессия - 4 (2,7%); эпилептическая болезнь - 21 (14,2%); соматогенные психозы- 5 (3,4%); органическое поражение ЦНС - 28 (17,6%); психопатии -19 (12,9%); психогенные депрессии и неврозы - 3 (2,0%). Среди больных, совершивших незавершенный суицид маниакально-депрессивная болезнь диагностирована в 1.4 (11,7%) случаях; органическое поражение ЦНС - 2 (1,7%); расстройства личности - 10 (8,3%); патохарактерологические реакции - 6 (5,0%); психогенные депрессии и неврозы - 70 (58,3%);. депрессивные реакции -18 (15,0%).

Приведенные данные показывают, что при хронических психических заболеваниях преобладают суициды, а в группе больных с пограничными нервно-психическими расстройствами, включая адаптационные приспособительные реакции - суицидальные попытки. При этом депрессивные состояния отмечаются болев чем в половине наблюдений. Факт отсутствия маниакально-депрессивной болезни при завершенных суицидах указывает на гиподиагностику би- и монополярных аффективных расстройств в общепсихиатричвской практике, что подтверждается и другими работами (Кашкаров В.И., 1988).

Результаты исследования о распространенности суицидов, данные о суицидальном поведении у лиц с различными психическими расстройствами, выявленными как в условиях традиционной психиатрической службы, так и внедиспансерной; регистрируемая социально-психологическая напряженность населения в связи с экономическим и общественным кризисом в условиях государственного переустройства, определяют необходимость построения системы социально-психологической и специализированной психиатрической (суицидологической) помощи для социально уязвимых групп населения, лиц находящихся в пролонгированном кризисном состоянии и имеющих те или иные психические расстройства.

Модель суицидологической службы

предложенная томичами основывается на следующих теоретических воззрениях и принципах:

  • лица, совершающие суицидальные действия, склонные к саморазрушающемуся поведению, имеют разный уровень психических расстройств, а так называемые непатологические ситуационные реакции и акцентированные характерологические реакции отражают общие психологические и патопсихологические механизмы формирования социально-психологической дезадаптации;
  • депрессия и суицид генетически связаны, поэтому выявление депрессивных расстройств в населении, их диагностика и терапия является профилактикой суицидального поведения. Эту профилактику должны осуществлять социально-обученные психиатры и психотерапевты с базовым психиатрическим медицинским образованием;
  • экстрамуральность внедиспансерной психиатрической помощи должна быть максимально приближена к населению с тем, чтобы образовать межведомственные уровни структурных звеньев этой помощи в системе подразделений социальной защиты;
  • кризисные стационары или койки "кризисной интервенции" в зависимости от региональных условий могут существовать самостоятельно, а могут быть выделены при токсикологических отделениях крупных областных больницах, существующих отделениях пограничных состояний психиатрических больниц, а оптимально в отделениях аффективных состояний, которые необходимо открыть в системе стационарной психиатрической помощи.

Структура отечественной превентивной суицидологической службы в её трёхзвеньевой системой вполне оригинальна, по сравнению с подобными эарубежными организациями она имеет даже некоторые преимущества, в числе которых принцип преемственности оказания помощи в подразделениях службы в зависимости от этапа и характера суицидального поведения.

Оригинальность модели суицидологической службы, предложенной специалистами из города Томска, заключается в том, что эта структура в своем экстрамуральном звене входит в систему социальной защиты населения и финансируется областным управлением социальной защиты, а койки "кризисной интервенции" базируются в специализированном по аффективной патологии отделении. Основные принципы такого построения суицидологической службы вытекают из самих гуманистических традиций психиатрии и расширении ее социального, психологического, психотерапевтического и культурального контекстов в современный период,

Принцип межведомственности.

Данный принцип основывается на развитии дальнейшей экстрамуральности суицидологии, который согласуется с общей тенденцией психиатрии к ее децентрализации и дифференциации. В прикладном аспекте задача выявления социально уязвимых контингентов населения и конкретная их поддержка должна осуществляться работниками социальной защиты. В службах социальной защиты снимается ряд патогенных макросоциальных и частично неблагоприятных микросоциальных факторов за счет материальной и моральной поддержки, патронажа на дому. Социальные службы работают в контакте с юристами, психологами и педагогами, а также медицинскими работниками общемедицинской сети с одной стороны и психиатрами неотложной антикризисной социально-психологической (суицидологической) службы, с другой. Межведомственная организация службы позволяет осуществлять превенцию затяжных кризисных состояний, депрессий и суицидального поведения за счет их более раннего выявления и психотерапевтического вмешательства.

Принцип неотложности.

В теоретическом аспекте данный, принцип тесно связан с представлениями о кризисном состоянии. Чем раньше обращение за помощью при социально-стрессовых состояниях, начальных проявлениях дезадаптации в условиях значимого социально-психологического конфликта, раннего начала психических расстройств, тем больше оснований впитать, что двойной потенциал этого поворотного момента может развернуться я позитивную, конструктивную сторону разрешения конфликта, а не в негативную. Кризисные состояния обусловлены взаимосочетанием следующих четырех факторов: наличие стрессоров, ограничение и искажение в восприятии ситуации, отказ адаптивных механизмов, отказ или отсутствие внешних систем поддержки. Социально-психологическое и психотерапевтическое вмешательство через основные звенья суицидологической службы на практике обеспечивают неотложную помощь и ее преемственность лицам, находящиеся в различных стрессогенных ситуациях: утрата актуального близкого, утрата социального статуса, адекватной самооценки, кризис идентичности, утрата чувства безопасности, внешней поддержки или фрустрация значимых потребностей, препятствующих достижению желаемых целей, ожиданий, отношений с другими людьми. Ведущее значение в осуществлении экстренности психолого-психотерапевтической помощи принадлежит "Телефону Доверия" с теми преимуществами его функционирования, которые описаны А.М.Попеевым (1986). Кроме того, с учетом психиатрической профилизации сотрудников экстренной телефонной психотерапии, которая принята в МНАСТ1(с)0, в рамках контакта с абонентом, удается провести и экспресс-диагностическив процедуры, необходимые для направления в другие звенья службы.

Принцип преемственности.

Общее положение данного принципа заключается в тесной связи между структурными звеньями суицидологической службы, между функциональными звеньями службы (токсикологическим отделением областной больницы, ПНД, Томской областной психиатрической больницей, станцией "Скорой помощи"), между различными районными службами социальной защиты, коммерческими и некоммерческими организациями, занимающимися социально-психологической поддержкой населения и психотерапевтической помощью. Bсe дочерние организации социапьно-психологической поддержки населения находятся под контролем профессиональных работников службы.

Созданная структура МНАСП(с)С для населения Томской области может иметь практическое значение для создания других аналогичных служб регионов страны. Межведомственная организация службы в своем основном ядра является социально-психиатрической ориентированной и открытой дли дальнейшего своего развития в интегративно-антропологическом плане.

Опыт работы томских суицидологов позволил сделать им следующие выводы по вопросу формирования суицидного поведения и дифференциации групп лиц суицидального риска:

  1. Сравнительное сопоставление суицидального поведений больных, состоящих на учете в психоневрологическом диспансере с выраженной психической патологией и больных, находящихся на лечении в кризисном состоянии показывает более тяжелые способы суицидальных попыток в первой группе (самоповешение, падение под транспорт) и относительно легкий во второй группе с пограничными психическими расстройствами и преобладанием умеренно выраженной депрессивной симптоматики (отравление лекарственными препаратами).
  2. Актуальные проблемы, выявляемые в процессе экстренной телефонной психотерапевтической помощи имеют различия с учетом онтогенетического периода и полового диморфизма. Общая тенденция характеризуется переживаниями, связанными со значимыми изменениями в функционировании личности {любовные, семейные, сексуальные, одиночество, алкогольной и наркотической зависимости). В ранние фазы онтогенеза доминирует любовно-сексуальная тематика и вопросы взаимоотношений со значимыми взрослыми, в зрелые - семейно-интимные конфликты и проблема алкогольной зависимости, в поздние фазы онтогенеза на первый план выступают одиночество и соматическое здоровье.
  3. Генетическими и конституционально-биологическими факторами, повышающими риск суицидального поведения является сочетание наследственного отягощения психопатиями и алкоголизмом, возраста от 20 до 40 лет; инфантильно-грацильный соматотип у женщин и астенический, атлетический соматотипы у мужчин; эпилептоидные, истероидные и эмотивно-лабильные акцентуированные черты.
  4. Микросоциально-семейными факторами, повышающими риск суицидального поведения являются дисгармоничные и неполные семьи, воспитание в доме-интернате, слабая социальная поддержка со стороны родственников, наличие трех и более детей в семье.
  5. Суицидальное поведение чаще обнаруживается при высоком уровне социальной компетенции, включающее высшее образование, значимую профессию и наличие брака, в одной группе риска находятся врачи, педагоги и научные сотрудники, наряду с безработными, имеющими низкий уровень социальной компетенции.
  6. Для лиц с астеническим конституционально-морфопогическим сомато-типом, совершивших суицидальные попытки характерно затяжное течение пресуицидального периода и отравление лекарственными препаратами. При нормостеническом и атлетическом соматотипах выявлен короткий пресуици-дальный период, отравление лекарственными препаратами и самоповешание. У личностей с истероидной и эмотивно-лабильной акцентуацией выявлен короткий пресуицидальный период и преобладание отравлений у эпилептоидных личностей.

Результат работы томских специалистов оставил открытым решение своевременного диагностирования пресуицидальных состояний. В настоящей работе дополнительно рассмотрена оригинальная методика определения суицидального настроя личности с помощью анализа электрофизиологических характеристик меридиональной системы организма человека – "РОФЭС-диагностика".

Краткое описание принципа метода "РОФЭС-диагностика".

Адаптационные возможности человека, имея внутреннее происхождение, во многом обусловлены внешней обстановкой, в которой он находится. Резервы адаптации, то есть приспособляемости к воздействию факторов окружающей среды, обусловлены преморбидным состоянием организма человека и базальными психическими свойствами личности. Поэтому анализ приспособительных сил необходимо проводить как с учётом физиологического состояния организма, так и с учётом психических свойств личности, то есть необходим системный подход в анализе структур организма человека.

Создавая метод определения индивидуальных психофизиологических характеристик человека на основе аппаратного акупунктурного тестирования с помощью программно-аппаратного комплекса "РОФЭС" - "РОФЭС-диагностики", авторы подошли к рассмотрению человека как целостной многоуровневой иерархической системе, состоящей из подсистемных физиологических и психологических структур, имеющих многовариантные внутренние связи. При этом рассматриваем её как неотъемлемую составляющую системы окружающей среды, тесно с ней взаимодействующую. Полностью отвечающая требованиям предложенной схемы и доказывающая её жизнеспособность является предложенная "Пермской школой Мерлина В.С." система "интегральной индивидуальности человека" (рис. 1).

Однозначные и многозначные связи между системой индивидуальных свойств организма (системой жизнедеятельности - физиологические структуры организма ) и ближайшей к ней системой индивидуальных психических свойств основываются в системе "интегральной индивидуальности" на эмпирических исследованиях и теоретических обоснованиях, однако не имеют обоснования непосредственного механизма возникновения этих связей от одной системы к другой.

В чётко отработанной структуре "интегральной индивидуальности" нами сделано предположение о возможности введения дополнительной системы, позволяющей, на наш взгляд, сделать плавный переход от физиологических структур организма человека на генерируемые им психические функции и объяснить механизм этих связей. Это предложенная система биорезонансных характеристик организма человека – его меридиональная структура (на схеме в рамке). Она выделена как свойство организма человека на основе доказательств существования меридиональной структуры организма человека. В 1980 году решением ВОЗ акупунктура признана научно обоснованным методом и рекомендована в мировую практику здравоохранения.

В чем заключается психологический аспект "РОФЭС-диагностики"?

Подход к проблеме определила информационная теория эмоций, согласно которой потребности, действия и эмоции не только представляют самостоятельные, не отождествляемые друг с другом феномены физиологической деятельности организма, но и должны иметь собственный морфологический субстрат. Подобная точка зрения подтверждается результатами многих экспериментов. Эмпирические исследования с применением аппаратной диагностики подводят нас к мысли о том, что состояние энергетических каналов связаны не с отдельными эмоциями, а с информационными, побуждающими компонентами, непосредственно зависимыми от таких психических категорий как характер и темперамент.

Зависимость физиологического состояния человека от его психоэмоционального фона рассматриваются с точки зрения гипотезы об энергоинформационном пространстве, в котором живёт всё сущее в природе.

Волновые характеристики всего спектра излучений, пронизывающие пространство несут массу информации об источниках их возникновения, отождествляющуюся для нас в виде восприятий, фиксируемых нашими коммуникативными органами, настроенными на довольно узкий спектр излучений. Меридиональная система организма человека, пронизывая все физиологические системы, в том числе центральную нервную систему и следовательно, определяя её функционирование, имеет выходы на поверхность, которые непосредственно взаимодействуют со средой, получая и генерируя волновую информацию.

Можно предположить, что волновые характеристики спектра излучений, выходящие из рамок восприятия традиционными коммуникативными системами - органами чувств, воспринимаются меридиональной структурой, как было показано на рис.1. Идёт, так называемое, подпороговое восприятие энергоинформационных характеристик среды, отличающееся от подпорогового восприятия рецепторами кожного покрова тела человека большей широтой волнового спектра. Таким образом, информация, имеющая отрицательное или положительное значение для коммуникативной системы восприятия, проходит не только через органы чувств, но и через меридиональную систему организма, а следовательно, через те морфо-анатомические системы, которые ею контролируются. При этом излучения, вступающие в резонанс с внутренними частотами организма, вызывают у человека появление положительных эмоций, вступающие в диссонанс - вызывают появление отрицательных эмоций, что в конечном счёте будет определять наши поведенческие реакции. Конечно, термины: положительная или отрицательная информация - субъективны, так как восприятие информации сугубо индивидуально и зависит от базальных характеристик человека.

В морфо-анатомических системах, находящихся постоянно в угнетённом состоянии, когда идёт диссонирующее восприятие энергоинформационных потоков окружающей среды через меридиональную структуру организма человека, происходят структурные изменения, приводящие к функциональному, а затем нозологическому изменению органов и систем. Данные изменения приводят к излучению в пространство отрицательной волновой информации о их "негативном" состоянии через пронизывающие их меридианы (энергетические каналы), определяя эмоциональный настрой "хозяина" и, в конечном итоге, его поведение.

Таким образом, видна не просто связь между нарушением физиологических функций органов и психическими состояниями человека, но показан сам механизм возникновения функциональных и нозологических изменений в результате негативных колебаний психической сферы человека.

В исследованиях по "РОФЭС-диагностике" сопоставлялись данные, полученные в ходе экспериментально-психологических исследований с характеристиками психологических тестов (МЦВ, СМОЛ, Анализ уровней тревожности, Айзенк). Исследования проводились в различных группах населения: школьниках, учащихся, участниках локальных войн, осужденных, ликвидаторах чернобыльской аварии. РОФЭС-диагностика позволяет оценить степень адаптационных нарушений и соотнести их в дальнейшем с психологическим портретом обследуемого, что облегчает его адаптацию и делает реабилитационные мероприятия более эффективными. К тому же, оказывается в перспективе возможным точнее выяснить патогенетические механизмы развития патологического состояния. На представленных диаграммах ("рофограммах") отражены ярко выраженные особенности рисунков, характерные для нескольких групп исследуемых лиц (своеобразный "трилистник") - см. рисунок 2: "чернобыльцы","афганцы".

Подобие рисунков даёт возможность выдвинуть гипотезу, что люди, попавшие под воздействие сильнейших стрессогенных факторов, имеют общий "биоэнергетический портрет", отражающийся и в особенностях выявляемых у них нозологических форм. Объединение данных категорий людей в общую группу, обычно называемую "группой риска", подтверждается их подобными психологическими состояниями, определяемые общепринятыми психологическими методиками. Одним из факторов риска в данной группе является суицид. На рофограмме риск суицида отражается следующим рисунком (см. рисунок 3).

Психоэмоциональная расшифровка на основе разработанной экспертной системы закономерностей между энергетическим наполнением меридианов организма человека и психоэмоциональным состоянием личности следующая:

  • Положение ломаной на меридиане F - депрессивное состояние
  • Положение ломаной на меридиане V - накопленный внутренний, агрессивный эмоциональный настрой.
  • Положение по меридиану GI – потеря жизненных ориентиров.
  • Положение ломаной на меридиане RP - уход от реальной жизни.
  • Положение ломаной на меридиане Р - обвинение во всём происходящем - себя и окружающих.
  • Авторами РОФЭС-диагностики выдвинута гипотеза, что наблюдаемая тенденция нарастания "суицидального потенциала" для групп лиц, подвергшихся воздействию различных полистрессогенных факторов, характеризуется наличием для них общей картины энергетического дисбаланса, отражающегося в виде "рофограммы-трилистника", которая возникает в момент обострения жизненных ситуаций, сезонных климатических колебаний, межличностных конфликтов.

    Использование комплекса "РОФЭС" в Свердловском областном клиническом психоневрологическом госпитале ветеранов войн и Центре радиационной медицины – ЦОБ № 2 позволило получать комплексную патофизиологическую характеристику и уточнять клинический диагноз, создать описание психоэмоционального портрета групп лиц, прошедших через локальные войны, ликвидацию Чернобыльской аварии. Получение оперативной прогностической диагностики психоэмоционального состояния лиц "группы риска" позволяет целенаправленно работать психологам с данным контингентом для своевременного предотвращения суицида.

    Литература

    1. Попова Н.М., Якутёнок Л.П., Счастный Е.Д., Куприянова И.Е. Клинический анализ суицидальных действий по материалам соматических стационаров // Акт. вопр. психиатрии: Матер. IV научной отч. сессии НИИ ПЗ ТНЦ СО РАМН. - Томск, 1989. - Вып. 4. - с.137-138.
    2. Попова Н.М., Дрёмов Г.Д., Счастный Е.Д., Дорохова И.Г., Симуткин Г.Г. Кризисные периоды жизни по данным суицидологической службы г.Томска // Наука и душа: возрождённое единство: Тез. Докл. Международ. конф. – Симферополь. –1992.- с. 88.
    3. Попова Н.М.. Клинико-социальные аспекты организации суицидологической службы Томской области/ Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских. Томск. –1997. 25с.
    4. Талалаева Г.В., Корнюхин А.И., Лаврик И.Г. Экспpесс-диагностика синдрома дезадаптации методом "РОФЭС-диагностики". Методические pекомендации для врачей психологов, валеологов .-Екатеpинбуpг.-1998, 2000.- 43 с.
       
    Рейтинг@Mail.ru
     
    © 1997-2011 УНПП "Альтаим"
    Все права на использование аббревиатуры «РОФЭС®» защищены Федеральным законом РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товара» ст. 46. Использование товарного знака «РОФЭС®» на сайтах в сети интернет может быть только с ссылкой и обязательным переходом на сайт http://rofes.ru.